Двери шпонированные https://nvdx.ru/dveri-mezhkom/shpon.html.

ИСПАНСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И ПРЕДАТЕЛЬСТВО СТАЛИНИЗМА
(продолжение)

предыдущая
глава

Часть 1
(продолжение)

Аристократия и консервативные партии Испании.

П. Бруэ и Э. Темим в книге Революция и война в Испаниитак пишут об особенностях испанской аристократии: Испанский аристократ сильно отличается от аристократа английского, который сумел интегрироваться в процесс капиталистической экспансии. Он почти не заботится о том, чтобы сделать процветающим свое поместье, подобно промышленному предприятию, но старается, прежде всего, сохранить свою сеньориальную власть над дешевой рабочей силой, которой, как он считает, он располагает по праву рождения. Смыслом его существования является принадлежность к своей касте, и он охотно утверждает, что является воплощением Испании. За ним стоят его предки, которые передали ему по наследству неразделимые фамилию, богатство и власть. Совершенно естественно, что он монархист и не знает другого закона, кроме закона своего собственного класса1. История, однако, разделила испанских монархистов на два соперничающих лагеря.

В 1833 г. умер король Фердинанд VII. Престол наследовала его дочь Изабелла II, которой шел тогда только третий год. Ввиду ее малолетства страной должна была управлять Мария-Христина, ее мать. Но нашелся и другой претендент на престол. Им оказался брат умершего короля дон Карлос, возглавлявший крайне реакционную клерикально-абсолютистскую партию апостоликов. С целью завладеть короной он поднимает восстание. Сторонники мятежного дона Карлоса получили название карлистов, а война между ними и сторонниками Изабеллы (христиносами – по имени ее матери Марии-Христины) – карлистской. На сторону карлистов стали наиболее реакционные слои дворянства и католического духовенства, которым удалось привлечь на свою сторону басков и, в меньшей степени, часть других провинций, где были сильны автономистские настроения. Они надеялись отстоять свои старинные вольности (фуэросы) от централизаторской политики Мадрида. Бог и фуэросы– таков был лозунг. Либералы и республиканцы поддержали лагерь христиносов. Война превратилась в революцию.

Несмотря на ряд локальных побед карлисты потерпели поражение – время было не на их стороне. Их вожди бежали за границу. Попытки мятежей в 1848 и 1849 гг. также провалились. Но карлистское течение продолжало существовать и не теряло надежду на приход к власти законного монарха. В обстановке политического кризиса, во время революции 1868-74 гг., карлисты вновь поднимаются на борьбу. В 1872 г. начинается вторая карлистская война, которая закончилась лишь в начале 1876 г., после реставрации монархии Бурбонов (в 1874 г.), когда войска Альфонса XII подавили последние очаги сопротивления.

В начале 30-х годов карлисты были представлены движением Традиционалистское сообщество”. “Законным претендентом” на престол они считали престарелого Альфонсо Карлоса. Однако у претендента не было детей. Предыдущий претендент, его племянник дон Хаим, умерший в 1931 г., был холостяк и также не оставил потомства. Таким образом, существовала проблема преемственности карлизма после смерти Альфонсо Карлоса (которая и произошла 28 сентября 1936 г., т.е. уже во время гражданской войны), которому в 1931 г. было уже восемьдесят два года. Проблему предполагалось решить с помощью совета нотаблей.

Действительным руководителем движения был андалузский адвокат Мануэль Фаль Конде, который смог основать его отделение даже в Андалузии, где оно никогда не имело своих сторонников. Другим видным карлистом был наваррский аристократ граф де Родесно, который в 1932 г. стал генеральным секретарем движения. Традиционной базой карлистов оставалась Наварра. Реакционное и фанатичное духовенство под лозунгомБог, Родина, король, как и прежде рекрутировало сторонников из среды мелких, но достаточно прочно стоящих на ногах крестьян-собственников. В меньшей мере установление республики и ее антиклерикальная политика подтолкнула рост движения и в других районах былого распространения карлизма: в Кастилии, Валенсии и Каталонии. В целом этот процесс превзошел ожидания идеологов движения. Их сторонники появились, например, в Севильи, где так же как и в Андалузии никогда не было карлистов.

Традиционализм (так теперь чаще назывался карлизм) тем не менее упорно держался за свою старую идеологию. Когда теоретик карлизма Виктор Прадера попытался в своей книге Новое государствопридать ему более современный, более интеллектуальный вид, введя в него, согласно веяниям времени, сильный компонент корпоративизма, ему пришлось, в конце концов, заявить, что его новое государство– это ничто иное как старое государство Фердинанда и Изабеллы.

Большинство монархистов продолжали оставаться альфонсистами – сторонниками Альфонса XIII, свергнутого в апреле 1931 г. Именно они в годы республики поставляли кадры в Партию испанского обновления, которая по выражению молодого летчика офицера-монархиста Ансальдо была легальным прикрытием восстания2. Партию возглавляли Антонио Гойкоэчеа и Хосе Кальво Сотело, который был даже правее и консервативнее, чем положено монархисту.

Кальво Сотело, 1893 года рождения, был родом из Галисии, вспыльчивый, красноречивый и очень способный. В 1915г. он окончил Университет в Саламанке и был принят в качестве личного секретаря премьер-министра Мауры. Вскоре тем же Маурой в возрасте двадцати пяти лет он был назначен гражданским губернатором Валенсии. Затем генерал Примо де Ривера доверил ему министерство финансов. Кальво Сотело было тогда тридцать два года. Он проявил осторожность в первые годы республики и, чтобы не быть осужденным за финансовые злоупотребления диктатуры, отправился в Париж, откуда вернулся лишь в годы черного двухлетия. Связанный с влиятельной олигархической средой, включая опального кардинала Сегуру, восторженный поклонник национал-социализма и фашизма, он неоднократно вступал в контакт с представителями правительства Муссолини, оказавшему немалую финансовую поддержку своим испанским поклонникам. Блестящий оратор и хороший журналист с репутацией экономиста, он возглавил крайне правых в кортесах в 1936 г. и был одним из руководителей заговора генералов.

Что касается самого экс-монарха Альфонса XIII, в конце 1931 г. он публично отказался осудить попытки своих сторонников свергнуть республику. Тогда кортесы заочно осудили короля на вечное изгнание и приняли решение о конфискации его имущества.

Обе группировки монархистов без устали строили заговоры против республики. Первое соглашение между ними было подписано уже в мае 1931 г., а в сентябре того же года им, наконец, удалось договориться о сотрудничестве. После смерти дона Хаима Альфонсо Карлос порвал отношения с альфонсистами, но уже летом 1932 г. они вместе участвуют в подготовке мятежа генерала Санхурхо. После провала мятежа монархисты из обоих лагерей продолжали готовиться к новым переворотам.

Лидер уже упомянутого ранее Народного действия Хиль Роблес смог объединить ее с другими правыми группами и создать в 1933 г. СЕДА (Confederacion Espanola de Derechas Autonomas – Испанская конфедерация правых автономистов). Союз с монархистами принес ей огромный успех на выборах ноября 1933 г. В 1934-1936 гг. СЕДА была душой коалиции с правыми республиканцами, коалиции, которая методично разрушала все достижения первого республиканского правительства.

 

Примечания

 

1.     P. Broué, E. Temime, “La Révolution et la guerre d’Espagne” Les Éditions de Minuit, Paris, 1995 (1-ère édition: 1961), стр. 30.

2.      Там же.

 

следующая глава